September 21st, 2017

инжир

*

Сегодня на улице возле ГУМа я видела мужчину очень похожего на тебя: на нем были такие же укороченные яркие брюки, стильная обувь, рубашка с подкатанными рукавами и, конечно же, очки. Я сначала прямо, правда, подумала, что это ты. Но нет, твой взгляд я узнаю из тысячи.

Последний раз ты держал меня за руку прошлым летом, тогда моросил дождь, мы прятались под козырьками подъезда, а потом мне приспичило заговорить с тобой про будущее. Зачем? Я до сих пор не понимаю. Но твоя реакция просто ошарашила меня. Ты стал говорить, что еще рано говорить про "наши" планы, но разве 365 дней было мало для того, чтобы ты наконец сказал "мы"?
Признаюсь, последние пару месяцев я действительно ждала, что ты наконец предложишь снять квартиру на двоих и мы начнем жить вместе. Но нет. Тебя устраивало все в твоей жизни: родители в соседнем подъезде, твоя любимая дача под Клином, рыбалка раз в месяц, и конечно же, твой кот. Куда же без него?
Тогда я не думала про свадьбу и детей. Я хотела просто просыпаться вместе с тобой каждый день, заваривать кофе на завтрак вместе, выбирать одежду на работу, расставаться на день, а вечером ужинать на Патриарших. Но нет. Это были банальные ожидания. А чем их больше, тем чаще будут разочарования. Но я верила. И честно ждала.
В тот день, когда состоялся наш последний разговор, я помню практически каждое твое слово, которое ранило меня с той скоростью, с которой ты начал все это на эмоциях говорить. Почему ты стал говорить про мои завышенные планки? Да кто тебе вообще об этом сказал? Я вообще никого и никогда не мерию по каким-то там параметрам. Каждый из нас совершенен. Но нет, ты продолжал настаивать на своем, аргументируя идиотскими примерами. Тебе действительно так хотелось мне сделать больно?
Видимо да. Но любящие друг друга люди так не поступают.
Я помню орущий твой голос мне в спину, когда я шла уже по противоположной стороне улицы. Я тогда промокла до нитки: дождь, как назло, стал лить, как из ведра после этого. Уже в метро я удалила тебя из контактов в телефоне и заблокировала везде, где можно. Люди в вагоне смотрели на меня сожалеюще, так как слезы текли рекой, а мне было пофиг. Простить сразу я не смогла.
И это, пожалуй, оказалось самым тяжелым. Но я справилась. Прошел год. У меня новая жизнь. Но до сих пор обхожу то место, где ты в тот день отпустил мою руку..
Вероятно сейчас в твоей жизни ничего не поменялось. Ты по-прежнему живешь в Бутово, ездишь в тот же офис на другой конец Москвы, а по выходным на дачу в Клин. И скорее всего такой образ жизни тебя вполне устраивает, ведь никто больше не спрашивает, а "мы" поедем этим летом к морю, а на ноябрьские в Амстердам?
make things better

*

Я сидела на кушетке психолога и все думала о том, что я здесь делаю, зачем мои ноги сюда меня привели. И вообще надо ли мне все это?

Я знаю, что у меня есть проблемы. Но они есть практически у всех.

Хочу ли я начать разбирать свои детские годы? Наверное нет.

Надо ли мне сейчас копаться в прошлом? Вероятно тоже нет.

Тогда что для чего вдруг я решила обратиться за помощью? Неужели близкие мне люди не делают то же самое, чем этот специалист - только за деньги?

И я решила попробовать несмотря ни на что. Ведь я ничего не теряю, а вероятно только приобрету. Ведь перемены начинаются с нас самих: сначала внутренне, а уж потом внешне..

Первая сессия прошла как-то сумбурно, было много вопросов, рассказов про причины и поводы моего присутствия там. Сначала я много говорила, потом разревелась и замолчала - какое-то время я слушала тишину. А потом вдруг раздраженно засуетилась и начала собираться, не обращая внимания на то, что у нас еще осталось время. Положила деньги на стол. Сказала "спасибо" и вышла.

В тот день я больше ни с кем не общалась. Смотрела какие-то мелодрамы, ела какую-то гадость, запивая чаем. И старалась обстрагироваться от утренней сессии.

Потом я еще долго не выходила на связь. Все думала, что разберусь сама. Но нет. Однажды я все-таки снова набрала номер телефона Евгении и решила что пора мне начинать новый этап своей жизни: закрыть старые двери, выбросить поношенные вещи, отдать ненужные книги в библиотеку, а главное настроиться на то, что предстоит серьезная работа с собой. И я чувствую, что это был один из главных моих шагов на пути ко внутренней трансформации.